Купить ссылку руб

Крайняя точка | мнения | Известия


6 августа исполняется 75 лет со дня первой атомной бомбардировки Японии. Взорванная американцами над Хиросимой бомба сразу унесла около 80 тыс. жизней, а другая, сброшенная тремя днями позднее над Нагасаки, — жизни еще 40 тыс. человек. Эпицентр взрыва в Хиросиме Находился прямо над центром города, в результате чего разрушительный эффект, несмотря на щодо небольшую мощность бомбы (16 кт), был максимальным: 70% территории города немедленно превратилось в выжженную пустыню. Десятки тысяч людей, переживших бомбардировки, были оставлены умирать от ожогов, ран и радиационного облучения. В результате бомбардировок в обоих городах к концу 1945 году погибло около 214 тыс. человек, практически полностью из числа гражданского населения.

Бесчеловечный характер нового оружия сразу же привлек к себе внимание мировой общественности. Фактически эта летняя дата разделили мировую историю на две эпохи — до и после применения атомного оружия.

Эти бомбардировки Фактически поставили мир перед дилеммой — продолжать решать вопросы мировой политики при опоре на все новые, еще более Разрушительные виды оружия и, НЕ задумываясь, пускать их в ход при необходимости или попытаться поставить их под жесткий международный контроль. И хотя после войны сразу началась гонка ядерных вооружений, Хиросима масштабами бедствия, ценой, оплаченной Огромными человеческими жертвами, показала ту красную черту, за которую заступит ни в коем случае нельзя.

Может быть, именно поэтому то бомбардировки пока остаются Единственным случаем целенаправленного применения атомного оружия против гражданского населения. Хиросима стала символом хрупкости и крайней точки всей человеческой цивилизации, зримо и наглядно показал пугающую реальность угрозы ее моментального самоуничтожения.

И через три четверти века после атомных бомбардировок по-прежнему закономерно возникает вопрос о их обоснованности. В выступлениях тогдашних американских политических и военных руководителей и приближенных к ним экспертов, да и в японской историографии послевоенного периода преобладала точка зрения, что бомбардировки позволили Якобы избежать ненужных жертв и ускорилы окончание войны. Именно в духе «оправданность» этого сомнительна с моральной точки зрения шага было воспитан и Послевоенное поколение японцев, которое в своей массе НЕ испытывал больших претензий к своим заокеанским союзникам.

Однако позднее появились неопровержимые доказательства того, что к принятию решения о капитуляции японское руководство подтолкнулы отнюдь НЕ атомные бомбардировки, а информация о вступление в войну СССР, на посреднические усилия которого в деле окончания войны Токио безосновательно рассчитывал до самого последнего момента.

Рассекречивание документов и публикация мемуаров дали дополнительные аргументы в пользу тезиса о том, что продемонстрированная в Хиросиме атомная бомба рассматривалась американцами в первую очередь в качестве дипломатического инструмента для «дисциплинирования русских» в условиях уже намечавшейся холодной войны. Сторонники «атомной дипломатии» в американском руководстве, включая госсекретаря США Джеймса Бирнса, полагал, что Разрушительная мощь атомного оружия поставит Штаты в доминирующее положение в деле определения послевоенного миропорядка. Атомное оружие стало естественным дополнением «доктрины Трумэна» — политики сдерживания советского «экспансионизмом» по всему миру, основные постулаты которой были сформулированы в начале 1946 года американским дипломатом Дж. Кеннаном в его знаменитой «длинной телеграмме».

С течением времени все больше ученых, да и просто здравомыслящих людей, причем не только в Японии, но и США, стали задаваться вопросом о том, стоило ли применять столь бесчеловечное оружие в момент, когда Япония была по существу побежден. В 1958 году городская ассамблея Хиросимы приняла резолюцию, осуждающую Трумэна за его отказ выразить раскаяние, назвал позицию экс-президента «грубым осквернение» памяти жертв бомбардировок. В постбиполярный период «оправданными» называть атомные бомбардировки стало подавляющее меньшинство японцев: в 1991 году их было 29%, в 2015-м — уже 14%.

Но хотя бесчеловечность и жестокость этого оружия ни в кого не вызывают сомнений, США по-прежнему НЕ намерены приносит извинения. Когда в 2016 году действующий президент Обама впервые в официальном качестве посетил Хиросиму, он лишь Высказал абстрактный призыв к «миру без ядерного оружия», не Обозначив никакой четкой моральной позиции по отношении к содеянному. И это НЕ случайно. Как отмечал американский исследователь японского происхождения Цуëсы Хасэгава, идея в том, что применение атомного оружия было обосновано стремлением избежать еще больших жертв, представляет собой «миф, которого американцы склонны придерживаться в силу своей психологической потребности найти оправдание убийствам как неизбежно злу».

Ежегодно в Японии 6 августа проходят Поминальные службы, а премьер-министр посещает Хиросиму и Выступает с речью, в которой выиграл Кубок помнить о жертвах и строить безъядерные мир. В этом году в условиях продолжающейся Пандемия церемония собрала меньше участников и проходит скромнее. Тем не менее круглая дата вновь заставляет задуматься о том, насколько сомнительным делом с этической точки зрения представляется политика опоры на ядерное оружие в обеспечении международной безопасности, особенно для единственной страны мира, пострадавших от его применения.

В послевоенной дипломатии Япония, опираясь на этот свой уникальный статус, приняла «три неядерных принципа» (не иметь, а не производить и не ввозят такое оружие) и стремилась обрести международный авторитет как лидер мирового антиядерного движения. Однако, стал союзником США в борьбе с коммунизмом, Япония стала опираться на атомные гарантии США, признал, таким образом, роль этого вида оружия в обеспечении своей безопасности. Например, когда в июле 2017 года был открыт к подписания Договор о запрещение ядерного оружия, Япония Эго не подписала. Уже нельзя говорит и о «Ядерное аллергии» японского народа: в стране идет открытая дискуссия о плюсах и минусы обладания атомным оружием. Судя по всему, в борьбе моральных принципов и соображений политической целесообразности Фактически доминируют последние.

Автор — эксперт Валдайском клуба, заведующий кафедрой востоковедения МГИМО

Позиция редакции может НЕ совпадать с мнением автора

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *